fd0c937a

Ловцов Н - Полосатый Эргени



Н.Ловцов
ПОЛОСАТЫЙ ЭРГЕНИ
Повесть об уссурийском тигре
I. ИГРА С ЛЮДЬМИ
Полуголые ребятишки шаловливой стайкой бегали по мокрому песку. Под
каймой берега лениво плескался Амур и нагонял на отмели шумливые волны.
Недалеко, на пригорке, у летних юрт, сидели старики гольды. Они молча
попыхивали трубками, отгоняя надоедливую мошкару, и прислушивались к
гомону.
Громкий детский смех висел над рекой и вместе с рокотом волн
отдавался в стойбище.
Но вот ребятишкам надоело шлепать по песку, и они, как вспугнутый
табун лошадей, один за одним, припрыгивая и перегоняя, с озорным криком
проскакали мимо юрт.
Бину, самый маленький и самый бойкий мальчишка, на ходу запустил в
бороду старого Шапиноя обглоданный хребет горбуши.
- Почеши, дедушка, борода-то у тебя нечесаная...
Старик строго сверкнул глазами и, выдернув рыбью кость, нежно
погладил свою пушистую бороду.
- У... у... у... я тебя...
Бину повернулся к нему и высунул язык.
- Вот подожди, Эргени тебя в тайге задерет, задерет. Я ему скажу...
у... у... - И старик указал длинной сухой рукой на тайгу.
Бину присмирел и задумался. Он знал, что Эргени - душа его недавно
умершего деда Кармами - страшного деда Кармачи, которого боялся не
только сам Бину, но и его отец Большой Бину, и его мать, любимая дочь
Кармачи.
- А... Я...
Рука Шапиноя еще тянулась к тайге. Бину захлебнулся и испуганно
взглянул на темный лес. На горах, отороченных бахромой тайги, яркими
пятнами играло солнце. По горе извивалась тропинка. Между огненных
цветов багульника скакали его приятели. "Ну разве там может быть злой
Эргени"? Бину тряхнул скатанной копной черных волос, снова показал
Шапиною язык. Хлопнув себя по голым и загорелым ногам, он понесся в
гору.
- Не трус... Добрый рыбак будет... сильный парень вырастет... -
добродушно ухмыльнулся Шапиной, подмигивая своему соседу, низкорослому и
морщинистому Ловди.
Ребята добежали до перевала и остановились. Далеко забираться в
тайгу они боялись. В тайге всегда было тихо, душно и тесно. Попробуй
развернуться - налетишь на сучок или споткнешься о пень, о старый
загнивший ствол дерева, где обязательно лежат две-три серебристых змеи.
Но зато в падушках, на маленьких лужайках, где между камнями и
нависшим тальником пенится горный ручей, всегда весело. Мелкую форельку
можно ловить старыми лоскутами; жука-плавника нетрудно пришибить прутом,
а потом смотреть на него и считать, сколько у него ног и сколько глаз и
почему он бегает по реке и не тонет. В кустах заливаются птицы, их можно
дразнить и перекликаться с ними.
Но забираться далеко - опасно. Там темные стволы кедров, седоватые
лиственницы и широкие лапы елей. Попробуй, сунься туда, а вдруг вылезет
злой Эргени...
Ребята избегали угрюмую тайгу. За перевалом у них была своя лужайка.
На вершине хребта Бину догнал приятелей, растолкал и присел. Громко
свистнув, он вдруг опустил голову к земле, засунул между ног и как мяч
покатился по мягкой густой траве. Ребятам это понравилось, они точно так
же, один за другим, с криком и со смехом покатились к лужайке. Самый
старший из них, вертлявый Тутукан, хотел было снова взобраться на гору и
опять кувырком скатиться с нее. Но Бину придумал новую игру. Он встал на
руки и, забавно дрыгая в воздухе ногами, прошел лужайку от одного края
до другого. Тутукан раздумал и покатился за Бину колесом, отталкиваясь
от земли то руками, то ногами. За ним, подражая ему, промелькнула
малюсенькая Соби. Следом по очереди - остальные.
У ручья на пригорке, в густы



Назад