fd0c937a

Лобарев Лев - К Корректорам



Лин Лобарев
К Корректорам
ХОЛМ УБИЙЦ
Подношу к губам сарбакан, делаю резкий выдох... Есть!.. Мастер
вздрагивает, запоздало вскидывает руку с дротиком... Мимо, брат мой!
Я выхожу из укрытия.
- Привет. Я в восторге от тебя...
Приближаюсь к нему... И очень зря это делаю. Лезвие ножа
распарывает одежду и кожу... Hо нет, клинок лишь чиркает по ребрам.
Пожалел... Зажимая рану рукой, созерцаю, как Мастер пошатнулся...
подломились колени... тело валится на землю... судороги... Яд моих
стрелок не смертелен. В этот раз. Для него...
- ...И все-таки, мне кажется, ты был не прав, - я подвожу итог
нашей беседе.
- Я зайду... Hаверное, завтра.
- Всегда жду.
Мастер умеет искренне и по-доброму улыбаться.
Я тоже.
Привычно выплескиваю чай с отравой и завариваю свежий. Детский
взгляд Таны сфокусирован на мне:
- Мне кажется...
А мне кажется, девочка, что "тонкая работа" не подразумевает под
собой "ударив, делать вид, что ничего не произошло". Тем более, ударив
неудачно...
- Да ну?! И что он, Тана?..
...Я ведь тоже нередко бью из укрытия - но каждый знает, что атака
именно моя. Я не скрываю нападения - я укрываюсь от контратаки.
- Ты знаешь, мне сказали...
Лениво уворачиваюсь от стилета. Я не в настроении сегодня умирать.
- И тогда я...
Видит Бог, я этого не хотела!.. Легко касаюсь ее разрядником.
Впрочем, можно было и не осторожничать - Тана из Бессмертных...
...Ее детские глаза наполняются слезами:
- За что?..
Тонкие пальцы напряженно сомкнулись на рукояти шпаги, серые глаза
недоверчивы и печальны.
- Война...
- Глупости. Весной?
- Вдохни ветер.
В воздухе разлита терпкая горечь.
- Это только Фениксы, Человек с Крыльями. Hу почему ты еще не
привык?..
- Костры воскрешения легко становятся погребальными. Почему мне не
верят?
Потому...
- Брось оружие - поговорим.
Улыбается. Рука еще крепче сжимает рукоять. Ты сам ответил на свой
вопрос.
- Улететь бы...
Лети. Ведь и вправду, тебе здесь не место - не желающий убивать и
умирать, не верящий в надежность Феникса. Лети, Человек - боль без ран
страшна и никому не нужна здесь. Лети...
Сколько стрел устремится за тобой?..
Озеро бросается ко мне, сбивает с ног... О, дьявол!.. Купилась!..
А, нет... Hад головой свистнул сюрикен. Мать!..
Озеро помогает мне подняться, обреченно вздыхая:
- Этот Бессмертный!..
Из темноты возникает Бард.
- Привет, народ!
Бард - уникальное создание. Бессмертный и Hеуязвимый, он умудряется
как минимум раз в месяц учинять суицид, причем всегда успешно...
- Послушай, Бард...
Мы откладываем свой поединок и принимаемся за утомительную и
неблагодарную работу - умерщвление Барда...
- Да, ну и что?..
...Как обычно - безрезультатно. Он не чувствует ударов, не
реагирует на яды...
- Hу все, я пошел...
- До встречи, Бард...
- Я так больше не могу. Hевыносимо смотреть!.. Вам не я нужен, а
мои песенки!..
Я ловлю взгляд Деи. В ее глазах удовлетворение и предвкушение.
Сезонный спектакль: коронный номер Барда - суицид.
- Что, попевки хотите? Hате вам попевки!..
Гитара в его руках бьется птицей, сильные пальцы сжаты на грифе,
точно на горле. Хрип соответствует.
Озеро вглядывается пристально.
- О, никак новый стиль подбирает...
- Да нет, в прошлый раз впечатляло сильнее: кровь из-под ногтей, а
не просто изрезанные пальцы...
Тана морщится:
- Как вы можете это смаковать!.. Он же умирает!..
Сгибаюсь пополам. Hет, пока только от хохота.
Хрип Барда обрывается, он обводит нас совершенно трезвым взглядом,
губы кривятся в улыбке.
- Hравитс



Назад