fd0c937a

Лобановская Ирина - Анатомия Развода



АНАТОМИЯ РАЗВОДА
Ирина ЛОБАНОВСКАЯ
Анонс
Аня Литинская вышла замуж очень рано, за своего одноклассника. Но жизнь не сложилась. Почему?

Ответ на этот вопрос пытаются найти многие, в том числе и сама Аня. Она поторопилась? Приняла за любовь первую увлеченность?

Ошиблась в любимом? Но и в самой себе тоже - Аня продолжает очаровывать и очаровываться...
1
- Анюта... - вдруг тихо окликнул ее кто-то из глубины полутемного магазинчика.
За окнами хлестал ополоумевший дождь. Она обернулась. Удивилась... Шагнула назад...
- Анюта... - повторил знакомый и уже вроде бы забытый голос. - Это ты...
- А это ты... - растерянно отозвалась Аня. - Надо же... Сколько лет мы не виделись?..
Он пожал плечами:
- Какое это имеет значение? Тебе важна цифра? Я давно заметил, все женщины обожают считать: деньги, платья, тарелки и прорезавшиеся зубы у детей... А больше всего любовниц мужа. Это у них в крови.

Странно, что не все становятся Софьями Ковалевскими.
Аня засмеялась. Он глянул на нее. с удовольствием.
- Ну, наконец-то... А я все ждал, когда ты рассмеешься. Помнишь, ты была ужасная хохотушка? Смеялась всегда. По-моему, даже ночью, во сне.

Или я это выдумал?
- Да, смеялась, - пробормотала Аня. - И досмеялась до жизни такой... Вот... А насчет снов... Мне уже давно снятся печальные сны.

Какие-то чересчур нехорошие. Там не расхохочешься. Откуда ты взялся?
- Не важно. Главное, взялся. И теперь тебя не отпущу.
- Как это?
- Да так! Очень просто. А разве я тебе не снился, не мерещился?
Аня смутилась. Щеки стали непривычно и неприятно горячими.
Этот проклятый сон... Он повторялся с такой неприятной настойчивостью, что нельзя было забыть или плюнуть на него. Хотя Аня не один год твердила себе, что сны - настоящая дурь. Небо, ракета, космонавты...

Полет в никуда... Но женщины любят глупости. Это тоже у них в крови.
- Откуда ты знаешь?
- А я догадливый! И очень памятливый. Хотя на самом деле тебя забыть трудно... Пошли, я отвезу. А то выглядишь так, словно минуту назад усердно полоскалась в стиралке.

Я на машине. Ты домой? - И он открыл дверь магазина.
***
Земли не было. Она давно истаяла внизу: зеленая, синяя, коричневая... И небо приняло их в бесконечные и насмешливые своей беспредельностью просторы, поскольку ему просто ничего другого не оставалось.
- «Пока Земля еще вертится...» - Алик повернулся на Анютин взгляд.
Как поворачивался в ее снах слишком часто...
Алик, Алик, бесконечный Алик... Так смеялся над ней на Земле муж.
Командира космического корабля вообще-то звали Роальд...
***
В тот дождливый день он просто довез ее до дома.
На гараже возле Аниного подъезда кто-то накарябал огромными кривыми буквами: «Алена, извени меня!»
У неизвестного поклонника неведомой Алены явно имелись совесть и чувство вины, но вот с грамотностью сложилась напряженка.
- А я недавно видел посреди Садового кольца белилами надпись во весь тротуар, буквами в полметра каждая: «Я тебя люблю!» - сообщил Роальд. - Признание без подписи и без обращения. Кто и как умудрился написать? И очень интересна его психология...
- Ну, ты психолог, ты и разгадывай! Как раз по твоей части! Потренируешься...
Аня хотела поблагодарить Роальда, попрощаться и выйти из машины, но почему-то медлила. Он усмехнулся.
Коренастый и гибкий, разлохмаченный сильным ветром из незакрытого окна, Роальд сиял напротив белыми зубами, и Аня с недоумением вспомнила свой постоянный сон...
Она раньше нередко натыкалась на Алика в квартире своей двоюродной сестры Галины, за которой тот ухлестывал. Гд



Назад