fd0c937a

Литвиновы Анна И Сергей - Татьяна Садовникова 04 (Проигравший Получает Все)



ПРОИГРАВШИЙ ПОЛУЧАЕТ ВСЕ
Анна и Сергей ЛИТВИНОВЫ
Анонс
Когда-то они были друзьями - владелец первой в Москве дискотеки и хозяин первого в стране кооперативного кафе. Боб Барсинский стал одним из самых богатых и известных людей в России. А у Андрея Велихова жизнь не задалась.

Во всех своих бедах Андрей винит бывшего друга. Он вынашивает мысли о мести, мечтая одним ударом и отплатить обидчику, и разбогатеть. К исполнению хитроумного плана Андрей привлекает свою возлюбленную.

Оксана Берзарина умна, энергична и красива. Но она хочет большего, нежели стать пешкой в чужой игре...
Глава 1
Москва. 12 августа, четверг, 10.35
ПАВЕЛ
В профессии частного детектива есть свои прелести. К примеру, возможность откинуться в кожаном кресле и забросить ноги на стол.
Попробовал бы я так развалиться, работая в прокуратуре!..
Я просматривал газету "Криминальная хроника". За минувшую неделю в Москве ровным счетом ничего занимательного не случилось. Да и что могло случиться - в августе, в тридцатиградусную жару, когда криминальные авторитеты и депутаты проводят отпуска в Европах, а их бойцы - в Сочах.
Было, правда, одно убийство в Орехове-Борисове: семнадцатилетнюю девчонку зарезали в постели любовника. Об этом я уже смотрел репортаж по телевизору. Ничего интересного, типичная бытовуха, подумал я тогда, помнится.
И, как показали дальнейшие события, жестоко ошибся.
Московское утро уже дышало сквозь распахнутое окно предчувствием дневной жары. Римка как всегда опаздывала. Я снял ноги со стола. И очень вовремя, потому что в офис вошла посетительница.

Сказать, что она была эффектна или привлекательна - означало ничего не сказать. У нее был такой вид, будто она только-только с великосветского приема. Нет, я не имею в виду ее одежду.
Одежда-то как раз была вполне демократична. Джинсы, облегающая кофточка с длинными рукавами. Но вот ее походка, ее манеры...

Она смотрелась так, словно вчера за полночь вернулась с приема у французского посланника, а утречком натянула джинсы и отправилась в народ. Ко мне то есть.
У меня в офисе бывали богатые молодые дамы, заказывали слежку за своими мужьями - новыми русскими. Те, невзирая на бриллианты и тряпки от "Шанель", выглядели, как внезапно разбогатевшие официантки.
Эта посетительница смотрелась, как графиня, попытавшаяся неумело замаскироваться под официанточку.
- Позвольте предложить вам кресло, - сказала аристократически-выспренно вместо обычного "присаживайтесь". Она послушно присела на стул для посетителей.
- Кофе? - спросил я.
Молодая дама кивнула, тряхнув роскошными золотыми волосами. Она сняла темные очки - от "Живанши", как я заметил, причем не на турецком рынке купленные. Я смог рассмотреть ее.
На вид ей было лет двадцать пять. Глубокие голубые глаза, чуть вздернутый носик, полные чувственные губы. На пальцах, в которых она вертела очки, сверкнули бриллианты.
Но под глазами ее залегли тени. Взор был печален и тревожен. А на запястьях, выглядывавших из-под длинных рукавов кофточки, я в какое-то мгновение сумел определить следы от наручников...

Да, я готов был поклясться, что она пришла ко мне не ради пропажи любимой болонки.
Кофеварка зафырчала на подоконнике в Римкином предбаннике и выцедила последние капли кофе. Я взял чашку и, сделав маневр, обошел стол, оказавшись лицом к лицу с посетительницей. Затем поставил чашку на стол и уселся на стул рядом с ней, так что наши колени почти соприкасались.
- Ну-с, - сказал я преувеличенно бодрым голосом (ни дать ни взять доктор-гинеколог), - что привело вас



Назад