fd0c937a

Литвиновы Анна И Сергей - Прогулки По Краю Пропасти



ПРОГУЛКИ ПО КРАЮ ПРОПАСТИ
Анна и Сергей ЛИТВИНОВЫ
Анонс
Лето, лазурное море, жаркое солнце, горячие пляжи. Но Александру Смеяну и Варваре Кононовой - совсем не до отдыха. У Сани зверски убита невеста отдыхавшая "дикарем" в бухточке Сотеная Падь.

Погибла и вся ее семья. А Варю прислала из Москвы одна частная фирма для того, чтобы собрать - непонятно зачем! - "дополнительный материал" об этом преступлении Варя и Саня объединяются ради того, чтобы вместе отыскать убийцу или убийц.

И тут вокруг них начинают происходить странные события. На Варю совершено покушение. Кто-то похищает из морга тела жертв.
Однако Варя с Саней не отступаются от расследования - хотя временами им кажется происшедшее преступление настолько дикое и загадочное, что его, возможно, совершил не человек.
Пролог
Черноморское побережье. Суббота, вечер.
Если бы Саня знал, какой ужас ожидает его в конце пути, он бы так не торопился. Он бы - совсем не торопился. Он вообще, пожалуй, остался бы дома, в родной Твери.
Но Саня-то думал, что в конце пути его ждут ласковое море, палящее солнце, дешевое вино, бездумное веселье. И - Динка. Тело у Динки - одновременно и жаркое, и прохладное, и ласковое, и пьянящее.

Как солнце, море и вино, вместе взятые.
Динка вместе с сестрой и родителями уехала на юг на неделю раньше его. Саню в Твери задержали дела. Когда ты хозяин одновременно двух магазинов, непросто разгрести текучку и вырваться в отпуск. Динка трижды за эту неделю звонила ему с юга.

Говорила, что любит его и по нему скучает. Кричала в трубку мобилы: "Я видела дельфинов!.. Ходила на экскурсию на раскопки!.. Классно загорела!"
Динка подробно рассказала Сане, где они остановились. Итак, проезжаешь насквозь весь курортный поселок Абрикосово. Затем за поселком поднимаешься по крутой проселочной дороге в гору.

Потом едешь-едешь по этой проселочной дороге прочь от цивилизации, мимо заброшенных виноградников. Последний поворот, и дальше - пути нет. Начинается сосновый лес над самым берегом моря. И в этом сосновом лесу стоит их с родителями машина и большая палатка.

Они пока здесь одни, совсем одни, никаких прочих приезжих туристов не имеется.
"Я привезу свою палатку", - сказал ей тогда по телефону Саня. "Прие-езжай, - ласково пропела в трубку Динка, - я буду в нее к тебе приходить".
Ради этого сексуального голоса с придыханием, ради сводящего с ума Динкиного тела и несся теперь Саня через всю Россию - с севера на юг.
Выехал в пятницу сразу после работы. До вечера успел проскочить по подмосковному кольцу ненавистную столицу. Доехал, пока не стемнело, аж до самого Ельца. В июле дни еще длинные, сумерки все тянутся, тянутся - и никак не погаснут.

Саня мчался на предельной скорости, какую только могла развить его малиновая "девятка": сто сорок, а то и сто шестьдесят. Гаишников с радарами по ночам не бывает, а несчастных случаев Санек не боялся. Кому суждено быть повешенным, того "КамАЗ" не раздавит.
Где-то уже под Воронежем Саня почувствовал: все, засыпаю, надо передохнуть.
Федеральная трасса М4 обходила город стороной. На объездной дороге он загнал машину по удачно подвернувшемуся проселку в сосновый бор. Положил рядом с собой монтировку, закрыл все окна, заблокировал двери. Откинул сиденье.

Тут же отрубился.
Спал плохо. Все казалось, что вокруг "девятки" кто-то ходит. Утром проснулся с дурным предчувствием. Что-то, показалось ему, должно произойти сегодня плохое.

Что-то неприятное.
Скоро собиралось встать солнце. Уже совсем рассвело, и птицы пели как бешеные. Окна "девятки



Назад