order cialis 20mg online | order cialis 20mg online fd0c937a

Литвиновы Анна И Сергей - Настя Капитонова 2 (Предпоследний Герой)



АННА ЛИТВИНОВА, СЕРГЕЙ ЛИТВИНОВ
ПРЕДПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ
НАСТЯ КАПИТОНОВА – 02
Аннотация
Кажется, между ними — ничего общего. Настя Капитонова — девушка из богатой, влиятельной семьи. Арсений Челышев — сирота из провинции.

Она — выпускница престижного вуза, он — бывший зэк. Единственное Сенино богатство — рецепт уникального лекарства, которое когдато изобрел его дед. Говорили, что оно способно поднимать на ноги даже безнадежных больных.

Сеня решает проверить — правда это или просто красивая легенда? Но, оказывается, существуют люди, которые совсем не хотят, чтобы дедово лекарство вновь явилось на свет и спасло еще сотни и тысячи жизней. И среди этих людей — его любимая Настя...
(Этот роман — продолжение романа Ф. и С. Литвиновых «Черно-белый танец»)
Роман основан на подлинных событиях.
Однако авторы считают своим долгом предупредить: данный роман является художественным произведением. Поэтому любое совпадение или сходство с реальностью любых встречающихся в нем субъектов — образов героев, обстоятельств действия, собственных имен, географических названий или наименований — является целиком и полностью случайным.
Авторы за такие совпадения или сходство никакой ответственности не несут.
Пролог
Весна 1990 года. Москва, СССР
Жить мне осталось недолго.
Может, дватри месяца. Не дольше.
Какая жалость. Как жалко себя! И как не хочется умирать. Всегото сорок три года.
Считай, и не пожила. И жизнь, мне казалось, толькотолько начинается…
И еще очень обидно: все в мире останется попрежнему — только без меня.
И дворник на Большой Бронной будет так же, как сегодня, шуршать по утрам метлой. А потом, ближе к осени, набухнут плоды рябины на любимом дереве на даче. И пожелтеют, а потом опадут листья, и ляжет снег… Только все это будет — без меня, без меня, без меня…
Боже, как не хочется уходить!…
Но приговор подписан. Врачи «Кремлевки» не ошибаются. Или ошибаются — но чрезвычайно редко.

К тому же сам академик Блохин подтвердил диагноз. И в ответ на мой прямой вопрос отвел глаза и пробормотал, что, конечно, возможны чудеса и он лично всегда предпочитает верить в счастливый исход — даже если он кажется невероятным, но…
«Мне надо привести в порядок дела, — настойчиво спросила тогда я его. — Так сколько мне осталось? Только не надо врать!»
И он — подтвердил. Он тоже назвал этот срок.
Дватри месяца.
Шестьдесят дней. Или девяносто.
Только и осталось времени: составить завещание. Отдать распоряжения по квартире, даче, машине… Решить, кому достанутся драгоценности, книги, картины…
И еще — хорошенько погулять напоследок. Пройти по всем любимым ресторанам. И пить только любимые напитки.

И есть только любимые блюда. И еще хорошо бы: снять мальчика, молодого, красивого, горячего — и провести с ним в постели двое, трое суток… Неделю… Обласкать, обцеловать, одарить подарками… Напоследок… Все — напоследок…
Единственное приятное — и в сем они, эти гребаные врачи, эти коновалы, были единодушны: больно мне не будет. До самого конца — не будет. Просто я стану все сильнее уставать и с каждым днем все больше спать… А потом однажды, в один прекрасный день — наверное, это будет уже осенью, глубокой осенью, — я засну и просто не проснусь…
И еще… Осталось еще одно… То, что мне обязательно надо сделать… То, от чего непременно надо избавиться… Мне надо рассказать все. Наконецто — рассказать все…
Избавиться от страшных тайн, мучивших меня всю жизнь. Тех тайн, о которых я даже не смела никому заикнуться. Тайн, о которых я старалась забыть, — но забыть не



Назад