fd0c937a

Литовченко Тимур - Однажды В Эдеме



ТИМУР ЛИТОВЧЕНКО
ОДНАЖДЫ В ЭДЕМЕ
РАННЕЕ УТРО ШЕСТОГО ДНЯ. Творение
Едва осознав СЕБЯ, ОНА ощутила присутствие кого-то еще. ЕГО присутствие.
- Ты кто? - спросила удивленно. Мир, внешний мир, прекрасный и пока
неизведанный, обрушил на НЕЕ лавину впечатлений. Но прежде всего ЕЕ
почему-то заинтересовало, кто же такой ОН.
- Ты создал меня, так?
- Этого еще не хватало! - насмешливо фыркнул ОН. Бедняжка моментально
обиделась: выходит, ЕЮ пренебрегают? Сделал живую игрушку себе на потеху,
а теперь издевается...
Однако моментально уловив перемену в ЕЕ настроении ОН поспешил заверить:
- Нет-нет, ни в коем случае! Не я создал тебя, вот и все. Я бы... не смог.
Просто не смог бы управиться с этим. И ты бы не смогла, да и никто... ИЗ
ЗДЕШНИХ. ВСЕХ НАС, КОТОРЫЕ ЗДЕСЬ - сделали. Вот все, что я знаю.
- КТО же тогда? - искренне удивилась ОНА.
- ТОТ... КОТОРЫЙ,- сказал ОН неопределенно. И ОНА навсегда запомнила:
СОЗДАТЕЛЯ зовут ТОТ-КОТОРЫЙ.
- Но ты...- начала робко и замялась, не зная, о чем говорить дальше с
незнакомцем, который к тому же НЕ-ТОТ-КОТОРЫЙ.
- Меня зовут Адам,- перебил он, чтобы как-то поддержать беседу и замять
неприятную неловкость.
- Адам? Адам. Адам...- повторила она на разные лады.- Красиво звучит.
Мелодично. А-дам...- пропела.
- Но я-то? Я-то кто? - всполошилась тут же.
- Ты? Ева,- ответил Адам после небольшой паузы, также выдававшей легкое
смущение.
- Тоже ничего звучит,- одобрила она.- Кто ж это придумал: Адам, Ева...
ТОТ-КОТОРЫЙ - или... может быть...- неожиданно для себя самой предавшись
сладостным мечтаниям она не договорила.
- Похоже, и в самом деле Создатель,- неуверенно сказал он, однако
немедленно словно бы возразил себе: - Впрочем, не знаю. Может, имя тебе
придумал я сам...
- Вот было бы здорово! - Ева пришла в полнейший восторг от одной мысли о
подобном счастье: в самом деле, как прекрасно, когда ОН придумывает имя
ЕЙ... Адам называет ее, свою половинку (и откуда взялась такая мысль?..)
им же выдуманным именем - Ева...
- Но по крайней мере я точно знаю, что тебя так зовут,- решив ни за что не
приписывать себе чужих заслуг, но и не умалять собственных сказал он.- А в
общем, какая разница. Адам и Ева всегда были неразлучной парой...
- Всегда? Как это - ВСЕГДА? - удивилась она.
- Не знаю. Но были,- и добавил уверенно: - И БУДУТ. МЫ будем.
- Раз ты такой знающий, скажи... что же нам делать теперь? - спросила она
так, как робкая ученица вопрошает мудрого учителя.
- Жить. Учиться. Впитывать мир,- Адам почувствовал, что говорит
высокопарными фразами, смысл которых не вполне ясен ему самому, умолк на
несколько секунд, затем добавил уже более скромно: - Поэтому давай просто
жить... и ВПИТЫВАТЬ МИР.
Так они и поступили: словно бы слившись в единое целое впитывали каждой
мельчайшей частичкой своих юных, только что созданных, девственно-невинных
душ внешний мир, его восторги и радости, огорчения и горести, бесконечное
разнообразие форм, подчинявшееся однако строгим наборам гармоничных
вибраций, гораздо более многочисленным, нежели комбинации кодов ДНК всех
живых существ, вместе взятых или наборы нот в сложнейшей симфонии.
ДЕНЬ ПЯТЬДЕСЯТ ВТОРОЙ. Бремя власти
""До чего очаровательна Ева!""
Едва Адам успел подумать об этом, как в тронный зал вбежал запыхавшийся
вестовой и распростершись ниц перед королевским престолом закричал:
- О повелитель! Ныне укрепилась власть твоя. Количество твоих
верноподданных возросло на одну четверть. Невиданный урожай созрел на
полях и собран весь до



Назад