fd0c937a

Литовченко Тимур - Крысятики



ТИМУР ЛИТОВЧЕНКО
КРЫСЯТИКИ
КУТЕЙКИН (открывает часослов, Митрофан берет указку). Начнем,
благословясь. За мною, со вниманием. "Аз же есмь червь..."
МИТРОФАН. "Аз же есмь червь..."
КУТЕЙКИН. Червь, сиречь животина, скот. Сиречь: "аз есмь скот".
МИТРОФАН. "Аз есмь скот".
КУТЕЙКИН (учебным голосом). "А не человек".
МИТРОФАН (так же). "А не человек".
(Д. И. Фонвизин. "Недоросль", действие третье, явление VII.)
ГЛАВА 1. Анрике
- А скорость я сбросил до пятнадцати, не то можно промахнуться и
шлепнуться прямо на звезду.
Филупе одобрительно кивал в такт словам помощника. Кончив говорить, Анрике
замер, взволнованного глядя на капитана. Неужели он не допустил на этот
раз ни одной серьезной ошибки? Вот здорово! Значит, он уже кое на что
способен. Правда, с оверсанами пока не все ладится, но Филупе говорит, что
опыт - дело наживное.
- Все верно, юноша, Я смотрю, из тебя выйдет неплохой пилот.
Анрике облегченно вздохнул. Груз волнения, давивший на сознание,
испарился. Все же он не мог не сказать:
- Ты мне льстишь, Филупе,- потому что капитан действительно льстил ему. По
части оверсанов он все равно слабоват.
- Выше голову, юноша! В твои годы я и мечтать не мог, чтобы какая-нибудь
старая развалина вроде меня НЫНЕШНЕГО натаскивала меня ТОГДАШНЕГО, как я
натаскиваю тебя.
- Если честно, Фил, то я в самом деле не понимаю, для чего ты учишь меня
всем этим премудростям.
Такое действительно трудно было понять. Анрике попал к Филупе на корабль
не по своей воле. Его родители, люди весьма прагматичные и нисколько не
обремененные неумолимой тоской по звездам, просто-напросто сочли профессию
капитана торгового корабля наиболее подходящей для своего чада. Ведь если
капитан проявит определенную сноровку, то может рано или поздно возглавить
фирму, а то и целый комплекс фирм по перевозке грузов. Отцу Анрике никогда
не нравился восторженный блеск, возникавший в глазах сына, когда тот
смотрел фильмы про космос. По дальновидному замыслу старика полеты на
торговом судне являлись компромиссом между мальчишеской фантазией и
потребностью в твердом доходе для обустройства будущей солидной жизни.
Филупе безусловно был хорошим капитаном-торговцем (а в смысле капитана -
наилучшим). У него была единственная дочь, которая еще не вышла из
младенческого возраста, и это обстоятельство не позволяло Анрике жениться
на ней и тем самым навсегда загубить предначертанную неумолимой
родительской рукой карьеру. Наконец, Филупе был неутомимым работягой, но
при этом оставался фатальным неудачником. От таких людей все поневоле
отворачиваются, следовательно, Анрике не станет проявлять к нему особой
симпатии.
Так рассуждал дальновидный отец юноши, но в одном он все же ошибся. Ибо
старина Филупе, не один год болтавшийся из конца в конец Вселенной на
весьма потрепанном "зверинце" вместе со своей маленькой семейкой, был
неисправимым романтиком и обожал рассказывать о мирах, которые посетил. А
это было как раз то самое ЛЕКАРСТВО, которое следовало прятать от юного
Анрике В САМЫЙ ДАЛЬНИЙ УГОЛ САМОЙ ВЕРХНЕЙ ПОЛКИ.
И судя по всему Филупе как раз приготовился угостить помощника очередной
дозой ЛЕКАРСТВА собственного приготовления. Он устроился поудобнее и
откупорил баночку кислородного коктейля. Анрике немедленно разложил кресло
плашмя и приготовился слушать.
- Было это в те годы, когда ты, юноша, совершал экспедиции из детской в
кухню. А может тебя только... кгм-м-м... проектировали твои родители, а
может и не проектировали еще. Был я тогда при



Назад