fd0c937a

Литовченко Тимур - Диверсия, Или Рассказ О Полной Жизни Цивилизации Одной Галактики



ТИМУР ЛИТОВЧЕНКО
ДИВЕРСИЯ,
или
РАССКАЗ О ПОЛНОЙ ЖИЗНИ ЦИВИЛИЗАЦИЙ ОДНОЙ ГАЛАКТИКИ
...Тот еще не жил полной жизнью, кто не знал бедности, любви и войны.
О. Генри
ГЛАВА 1. Война. Осада и плен
Ночью случились заморозки. К утру Профессор совсем окоченел. Ему даже
показалось, что дыхание осело морозным налетом на ресницах. На самом деле
у него просто слипались глаза (особенно средний). Приходилось все время
протирать их. Но сквозь белесую пелену Профессору каждый раз мерещились
горящие буквы: КАК?
Как получилось, что загадочная цивилизация стерглов, обитавшая в соседней
галактике, столь стремительно деградировала?
Стерглы были глубоко симпатичны Профессору. Они тоже вели внутрипланетную
войну, хотя по мелочам конечно, а не за высокие идеалы Тюльпанов. Но
несмотря на подобную ""мелочность"" Профессор очень хорошо понимал их. Он
даже иногда чувствовал себя более опытным старшим братом, просветленным
высшими знаниями и снисходительно закрывающим глаза на забавы подростка.
И он просто обязан был разобраться, почему гибли целые отряды стерглов,
вооруженные мечами из высоколегированной стали, закаленной по всем
правилам. Почему вымирали голодной смертью обширные области, утопавшие в
пышных садах и тучных нивах. К сожалению, Алые почти не оставили
Профессору времени на поиск ответа. Осада города близилась к
сокрушительному финалу. Фронт отодвинулся далеко, рассчитывать на помощь
не приходилось. Профессор дни и ночи просиживал в кабинете не смыкая глаз.
Сейчас он почувствовал: согреться просто необходимо, иначе он умрет не от
рук Алых, а от холода, так и не разгадав причины гибели стерглов.
На столе у Профессора лежал их меч, широкий, короткий, с полированными
плоскостями и чеканной рукоятью. Электричество надо было экономить для
исследований, поэтому ученый решил наколоть щепок и разложить в углу
кабинета на листе жести небольшой костер. Для такой работы больше подходил
Дайси, но его мать лежала дома больная, и лаборант приходил только во
второй половине дня.
- Дайси! Дайси! - на всякий случай позвал Профессор. Лаборант не
откликнулся. Тогда он поставил на середину комнаты старенький стул, сжал
обеими руками меч стерглов, размахнулся и изо всех сил ударил по
деревянной спинке. Лезвие меча разлетелось на несколько частей, словно
было сделано из хрупкого стекла. Обломки посыпались на пол. Стул стоял
целехонек, лишь в одном месте осталось несколько неглубоких царапин.
Не веря своим глазам Профессор подобрал обломки и внимательно осмотрел их.
Он также тщательно исследовал уцелевшую половину меча, даже проверил ее
под микроскопом. Блестящие полоски не содержали ни единого намека на
трещины. И тем не менее Профессор понял, что держит в руках разгадку тайны
гибели стерглов. Наконец-то! Он вернулся к стулу и стараясь не пропустить
ни единой подробности вновь ударил по спинке. Раздался треск дерева, в
воздух взметнулось облачко пыли. Половина спинки упала к ногам ученого. На
лезвии меча, конечно же, не осталось ни единой щербинки. Профессор вновь
взмахнул обломком клинка, и под жалобный стон пружин стул развалился
пополам. Он рубил еще и еще, увлекшись бил по обломкам стула, по полу и в
стены, желая лишь одного: разломать проклятую половину меча и на глаза
определить места разрушений. Тщетно! Старания ученого пропали даром.
Наконец силы оставили Профессора. Но вместе с тем он почувствовал, что
согрелся. Лишь теперь ученый вспомнил, зачем, собственно, стал рубить
мебель. Он увидел также, что хотя стул рас



Назад