fd0c937a

Лихачев М - В Разведке (Глава Из Повести)



М. ЛИХАЧЕВ
В РАЗВЕДКЕ
Глава из повести
Перевел В. Муравьев
Утром в штабе получили тревожное сообщение: белые группируют силы в
окрестных деревнях, видимо, собираются напасть на посад Сер и выбить из
него красногвардейский отряд.
Командир отряда, Егорша, приказал своим бойцам быть начеку. Вокруг
посада были выставлены удвоенные караулы, патронные ящики и пулеметные
ленты были уложены в сани, запряженные отдохнувшими лошадьми. Ямщики ждали
наготове. В село Ильвадор был послан вестовой сообщить о готовящемся
наступлении белых и попросить у уездного отряда помощи.
Мироша командир послал в разведку в сторону Рогачева, где находились
позиции белых. В помощь ему дали Сергу Калю и Ивана Лучева.
Все трое сели в небольшие розвальни, запряженные конфискованной у
кулака сильной лошадью, и покатили по накатанной дороге.
Весь конец восемнадцатого года стояли небывалые морозы. Они начались
еще в ноябре, и лишь на два-три дня, во время снегопада, холод немного
отпускал, а то прямо на улицу не показывайся.
Хотя разведчики одеты тепло - на них шапки-ушанки, овчинные
полушубки, меховые рукавицы и валенки, - все равно мороз достает.
Серга понукает Сивку и время от времени трет лицо рукавицей: ветер
колет лицо острыми иглами.
Иван ударяет в ладоши и, посмеиваясь, спрашивает:
- Что, Серга, жмет? Ах он, леший, так и норовит ухватить Сергу за
нос!
- Тебя и самого он, как видно, приголубливает, - отвечает Серга. -
Мне-то еще терпимо, у меня под полушубком зипун поддет.
Вдруг Иван закричал:
- Нос! Нос, Серга, совсем побелел! Три скорее, отморозишь!
- Что ты, неужели? - испугался Серга. Он сгреб в рукавицу снега и
принялся докрасна тереть нос. Тер до тех пор, пока Иван не расхохотался,
довольный, что сумел-таки подшутить над парнем.
Мирош не слышит их шуток, не ввязывается в разговоры. Он неотрывно
следит за дорогой. Что впереди - неизвестно, нужен глаз да глаз.
Благополучно миновали деревню Сяроп, переехали через Верву-реку,
поднялись из широкой речной поймы и в деревне Баскоевой остановились у
крайней избы.
Соргу оставили в дозоре у лошади.
Мирош с Иваном зашли в избу узнать, не появлялись ли в деревне белые.
Они долго не возвращались, Серга совсем озяб. Потеряв терпение,
бабахнул из винтовки в воздух.
В ту же секунду Мирош с Иваном выскочили из избы.
- Что случилось? - встревоженно спросил Мирош.
Серга ответил со смешком:
- Вы там в тепле сидите, а я тут замерзай...
Мирош рассердился:
- Ты, Серга, не шути! Сейчас не время для шуток. Зачем стрелял?
- Чтобы вы скорее выходили, - виновато пробормотал Серга.
- Дурья голова! Не мог в окошко постучать? Ты, может быть, все дело
испортил. Тут, оказывается, вчера белая разведка была, может, и сейчас
белые где-нибудь поблизости, а ты стреляешь! Ну не дурак ли?
- Не ругайся, я ведь так, не подумавши...
- "Не подумавши, не подумавши"... Надо думать! - все еще сердито
сказал Мирош. - Так вот, вы останетесь здесь и будете наблюдать за дорогой
из Даньшера, я возьму лошадь и поеду в Новую Батину, узнаю обстановку.
- Только ты, Мирош, с оглядкой, в западню не угоди, - сказал Иван.
- Ладно. Ну, я поехал!
Мирош прыгнул в розвальни. Озябшая лошадь рванулась с места рысью и
мигом вынесла его за деревню.
Дорога ровная, без ухабов. Сивко еще прибавил шагу, только снежная
пыль завилась позади розвальней. Снежные комья так и летят из-под
лошадиных копыт, откатываются к обочине.
В сосновом бору между Баскоевой и Новой Батиной Мирош попридержал
коня, винтовку на всякий случ



Назад